Ангел Иван Воробьев 29

Тэги

Сейчас читают:









Ангел Иван Воробьев

Телеведущий Иван Воробьев дает откровенное интервью о «звездах на интервью», об их красоте и некрасивости, а также, приоткрывает завесу над своей собственной жизнью «на виду».

RollingVogue: Ты сейчас работаешь на интернет портале tochka.net ведущим вечерних программ освещающих события. Ты в кадре. У тебя тяжелый труд?

Иван Воробьев: На tochka.net я работаю как журналист, корреспондент и не во всех своих проектах я – в кадре, как ведущий. Есть проекты, где я за кадром. Что касается программы «Backstage», которая освещает светскую жизнь нашего города, то там я действительно в кадре. И это просто работа. Она разная. Бывает сложно, бывает – не очень. В ней, как в любой другой, много нюансов, но она, безусловно, интересная. Вот это – я считаю главным. Очень здорово, когда работа приносит хоть немного удовольствия. Если работа в радость, то, даже если она сложная, ты этого не замечаешь.

RollingVogue: Это твое?

Иван Воробьев: На сегодняшний день – это мое. Пока я чувствую себя комфортно. Но, безусловно, я хочу пробовать себя в чем-то новом. Не кардинально-новом. Сегодня я работаю на онлайн-телевидении, но это не означает, что завтра я захочу работать финансовым аналитиком, несмотря на то, что у меня экономическое образование. Я очень быстро ко всему привыкаю и поэтому, через определенное время, мне хочется чего-то нового, иначе – рутина. Единственное условие – это должен быть качественно новый уровень. Поступательно: ступенька за ступенькой – вверх. Без резких скачков.
Но уверенно и основательно! Всегда и во всем важно развитие. К этому необходимо стремится, я стараюсь этому следовать. И, как раз сейчас, я уже начинаю понимать и ощущать, что наступает тот момент, когда нужна новая ступень. Я этого хочу.

RollingVogue: Тебе приходится брать много интервью, ты можешь разделить людей, дающих интервью на несколько часто-встречающихся типов?

Иван Воробьев: На подобные категории я их точно не делю. Да, и вообще, нельзя сказать, что я их как-то делю, но для себя, конечно, определенные моменты отмечаю. Я это называю послевкусием. Извините за не очень корректное сравнение, но это, как с напитком – когда сделав глоток – ты ощущаешь какое-то послевкусие. Так и с интервью, но здесь уже, так сказать, больше на энергетическом уровне.

Комфортно было общаться с человеком или нет. Нравится – не нравится. Причем, я это достаточно хорошо ощущаю и, часто, еще до того, как задаю первый вопрос – испытываю дискомфорт. В таких ситуациях стараюсь, как минимум, абстрагироваться или внутренне настраиваюсь на позитив. Здесь играют роль много разных факторов. Иногда становится не очень комфортно общаться с человеком уже во время интервью. Ведь – это человеческое общение – может сложиться, как угодно. И я к этому нормально отношусь, потому как, ведь, и я кому-то могу не нравится или мои вопросы могут доставлять дискомфорт: ведь их тематика – разная, не всегда удобная.

Могу сказать, что мне не нравится, когда люди, у которых берешь интервью, не искренни – это сразу видно – или когда начинают «лить воду», ходить вокруг да около, вместо ответа на конкретно поставленный вопрос, или что-то из себя строить.

И последнее, что здесь хочется отметить – это то, что, к сожалению, среди известных и популярных людей Украины – особенно, так сказать, в «звездной тусовке» – очень мало ЛИЧНОСТЕЙ. Я могу вспомнить лишь очень малую часть интервью, от которых я испытал «кайф», и это – были личности!

Не важно, один вопрос я задал или десять, но это ощущается сразу. Наполненность человека – это сегодня редкость. Но и лукавить не буду: не всегда она нужна – здесь, смотря какие задачи ты ставишь. Но с наполненными людьми всегда общаться интереснее.

RollingVogue: Правда, что все «звезды», низкого роста и «страшные»?

Иван Воробьев: Конечно, не правда! Все разные. Что касается роста – да, иногда, конечно, бывает удивление. Потому как, когда видишь человека на экране – кажется, что он высокий, а в жизни – это оказывается совсем не так. Но это чаще всего касается женской половины украинского шоу-бизнеса. Страшные? Вроде нет. Ведь все, как правило, в гриме, поэтому и красивые. Но, конечно же, картинка на экране и в жизни отличается, потому как хороший свет и профессиональная работа операторов скрывают много недостатков. Во время интервью видны все прыщики, морщинки, недостатки внешности, но это нормально. Лично я не акцентирую на этом свое внимание: звезды – тоже люди. И вы, и я – мы не идеальны. И это, повторюсь – нормально.

RollingVogue: Как думаешь, с чем связано то, что красивые – не становятся звездами?

Иван Воробьев: О, Господи! Откуда вы это взяли? Я с этим абсолютно не согласен! Как правило, наоборот. Ведь для «звезды», по крайней мере, у нас, внешность стоит на первом месте. Искусственно или от природы, но наши «звезды» внешне очень даже симпатичны. Ну, а голливудские актрисы, певицы, да, те же модели – красавицы! Не так ли? Поэтому, думаю, это утверждение не совсем корректно.

RollingVogue: Ты работаешь преимущественно в ночное время, так как вечеринки проходят поздно, и, так как ты блондин, то, очевидно, ты резонансно смотришься в ночи, как маяк для заблудившихся?

Иван Воробьев: Как маяк!? Ну, возможно. Не знаю. Со стороны виднее. Мне, вообще, кажется, что блондины не выразительны. Их черты… Ну, светлые волосы, ну, хорошо, ярко, но брови и ресницы… их же почти не видно! И, что очень часто бывает, светловолосым хочется быть темненькими и – наоборот. Мне – подсознательно, наверное – тоже. Поэтому мне девушки темноволосые нравятся больше.

RollingVogue:Подчеркиваешь ли ты свои светлые волосы и тип кожи (одеждой, например) или, наоборот, пытаешься смягчить и стать «как все»?

Иван Воробьев:
Ух-ты! Интересный вопрос… В плане внешности, я точно не пытаюсь делать что-то специально. Ну, это в целом. Но нужно, все таки, разделить на то, как ты выглядишь в повседневной жизни и – что необходимо для съемок. Для съемок я использую минимум грима. Как правило, это просто пудра. Ее оттенок имитирует легкий загар для того, чтобы не выглядеть бледным, так как свет камеры немного пересвечивает лицо. В идеале, можно подчеркнуть брови и глаза немного коричневыми тенями, чтобы придать большую выразительность, но я этого не делаю. Я не умею это делать хорошо и могу, что называется, «переборщить». Как я после этого буду выглядеть, не сложно догадаться. Мужской грим – это вещь тонкая, а у мужчин-блондинов – тем более. Это все, что касается грима.

В плане одежды все еще проще. И в жизни, и для съемок я выбираю одежду по принципу «нравится– не нравится, идет – не идет». Но, специально – так, чтобы, типа, «я надену эту футболку потому, что буду в ней выгодно смотреться» – такого нет. Все происходит интуитивно. Естественно. Я думаю, что я не следую моде и, надеюсь, что имею свой собственный стиль. Выгляжу ли я как все или не как все – решать не мне. От некоторых трендов просто невозможно уйти и они гармонично вписываются в мой образ, но я больше отдаю предпочтение комфорту. Хотя, очень многие думают, что я слежу за модой
и трачу на это, в том числе и прическу, кучу времени. Может, кого-то это и разочарует, но – нет. Конечно, я должен следить за собой и делаю это, но без фанатизма. Мне повезло: у меня есть врожденное чувство вкуса, поэтому все эти штуки мне даются легко. Я никогда не менял свой образ кардинально. Просто, в процессе жизни, по мере взросления, что-то уходит, что-то приходит, хочется чего-то нового, а что-то – понимаешь, что уже не наденешь. Ну, и настроение здесь, конечно, тоже играет свою роль.

RollingVogue: С тобой часто пытаются знакомиться?

Иван Воробьев: Хорошо сказали «пытаются». Ну, да, пытаются… Сложно ответить – часто ли – я же не веду счет. Это просто происходит и достаточно часто. Но, опять же, если говорить о работе, то здесь все проще: людям нужно обращаться, нужно со мной знакомиться и общаться. А мне – с ними. И здесь контакт налаживается быстро. В повседневной жизни все, в целом, так же, но есть один момент: многим со стороны кажется, что я высокомерный, заносчивый, гордый, самовлюбленный сноб; и поэтому они боятся со мной познакомится или просто не хотят. А еще и гадостей про меня могут наговорить, не зная лично. Я, конечно, не буду сейчас рассказывать, что я весь такой хороший и это не правда, но нужно понимать, что люди, более-менее публичные, наверное, вынуждены носить маски. И это тоже своего рода маска. Но это сложно объяснить другим, да, и не нужно. Те люди, которые должны появиться в твоей жизни, обязательно появятся и так. Я не могу и не хочу нравиться всем. И мне всегда забавно, когда после знакомства и общения со мной некоторые люди говорят: «А ты оказывается такой классный, а мы думали…» Это приятно!

RollingVogue: Ты осознаешь, что ты яркий парень во всех отношениях и тебе не надо особо заворачиваться над своим собственным стилем, так как твоя внешность и есть твой стиль?

Иван Ворбьев: Вы знаете, я всегда, на мой взгляд, достаточно адекватно относился и отношусь к своей внешности.

Безусловно, я отдаю себе отчет, что я симпатичный парень, ведь я могу судить об этом по реакции окружающих. Мне иногда делают комплименты, в конце концов, но, как я говорил выше – без фанатизма. Я могу себе нравиться, могу быть чем-то недоволен. И я не могу говорить о себе, что я яркий во всех отношениях – это было бы неправильно, да, и – не правда. Со стороны, конечно, так может казаться, но я то знаю, над чем еще следовало бы поработать. А про заворачиваться… Особо и не заворачиваюсь, но иногда все равно бывает. Я же просто человек и моя личность не до конца сформировалась… Но хорошо, что по мере взросления, «тараканы» тоже стареют и умирают, и больше обращаешь внимание только на действительно важные вещи…

загрузка...