Я не знаю, как это — быть собой 01

Тэги

Сейчас читают:









Я не знаю, как это — быть собой

….Каждый наш шаг безразличен окружающим…

В преддверии своего выходного дня, я очень хотел прогуляться, чтоб развеяться, отвлечься от работы и монотонности зацикленных между собой рабочих будней, выедающих мой мозг изнутри.

За два дня перед заветным выходным погода была крайне благоприятной и теплой, и мечта о прогулке в легкой куртке, накинутой на футболку, почти сбывалась в моем, ещё не размороженном после крепкой зимы, сердце.

Моему удивлению не было предела, когда, проснувшись поздним утром и высунув нос в открытое пластиковое окно, на меня дунуло зябким грустным ветерком, развеявшим надежду о прогулке в легких одеждах. И тут же желание гулять отпало напрочь!

Я просидел дома до самого вечера, просматривая видео-нарезки и видео-фильмы о различных граффити-артистах со всего мира. Зачем я их смотрел? Возможно, это всё попытки насытить жажду вандализма несостоявшегося во мне райтера. Жаль, что обучение в военном институте завело в тупик развитие моей карьеры уличного художника.

Порядком устав от втыкания в жидкокристаллический монитор ноутбука, я вынужден был обнаружить в себе силы накинуть демисезонное пальто и всё же выбраться на лёгкий променад до центра и обратно. В общей сложности, прогулочным шагом, это заняло бы около часа. Быстренько скачал «ОМ» Ассаи на айфон и вышел.

Родная Саксаганского встретила меня своим неизменным встречным движением и неуклонной верой в скорейшее наступление весны в её естественном обличии. Забивать голову музыкой «грязного» Ассаи желания пока не было, и я брёл наедине с собственными мыслями, а навстречу мне брели то одинокие представители, то группки в основном молодых людей, чем-то напоминавших мне сотни и тысячи других, которых я видел ранее. Одежды, прически, манеры, голоса. Уверен, обо мне они думали точно также. А сверху, с высоты уже третьего этажа, наверное, мы все одинаковые… Тут-то я и задумался о том, как же сложно в наше время оставаться самим собой. А может, и не только в наше время.

Слишком много полюсов влияния, чтобы сохранить и развить свое собственное «я» на фоне бушующих океанов субкультур, масс-медиа, политических противостояний и собственного окружения. В одно и то же время, каждый наш шаг заметен каждому прохожему, и точно также безразличен окружающим, увлеченным собственными или чужими проблемами и эго. Правила поведения в обществе, правила хорошего тона, правила игры в покер, правила дорожного движения (хотя, пожалуй, дорожное движение не причем, как и игра в покер). Правила, сплошные правила, и минимум свободы для выбора собственной роли и презентации её ровно таким образом, каким нам самим хочется. Причем подавление драгоценной свободы начинается еще с самого детства, когда мы еще совсем крохотными ведём себя так, как чувствуем, а не так как принято (за что не раз нас одёргивала мать и шлёпал ремнём отец). А кем принято, никто и не знает, но все следует принятому, дабы не раздражать окружающее общество.

Я не знаю, как это — быть собой.

Я работаю в бутике модных шмоток, цена некоторых изделий в котором достигает значительной части, а порой и одной-двух моих годовых зарплат, если месяц за месяцем, приходя домой, прилежно складывать купюру к купюре, и быть сытым единственной благородной идеей сделать мир прекраснее и заставить его крутиться в колесе мировых трендов и тенденций, адаптированных для нашего рынка по цветовым решениям и размерным сеткам.

Да, я с удовольствием работаю и помогаю адекватным людям, поддерживаю незамысловатую одноразовую доверительную беседу и совершенно искренне благодарю за покупку каждого своего клиента. Но это не предел моих мечтаний. Это не я. И я перестал быть собой ещё с военного института, в котором всё и все должны следовать единому своду законов и приказов, именуемому «Устав» («Статут» по-украински). Нет, ещё со школьной скамьи, где все дети носили пиджаки одинакового цвета, сидели за одинаковыми деревянными партами и запихивались одинаковыми столовскими сосисками в тесте. Или, нет! Ещё с детсада, где все малыши кушали манную кашу с одинаковых тарелок одинаковыми ложками и спали в одинаковых кроватках в одинаковое время каждый день.

И это неизбежно. Но подумайте, даже в таких условиях братья-близнецы, которых мама одевала в одинаковую одежду и дарила одинаковые подарки на каждый день рождения, вырастают разными, отличающимися друг от друга. У каждого из них своя отличающаяся от брата система взглядов, точек зрения и линий морщин. Именно эта система, построенная на собственном индивидуальном жизненном опыте и помогает оставаться нашему брату-близнецу самим собой.

Единственная возможность оставаться собой для меня — продолжать писать свои редкие очерки и стихи, читать поэмы и романы, и почаще гулять центральными улочками и подворотнями, разглядывая между тем рисунки местных граффити-авторов.

И вот я продолжаю шагать навстречу одинаковым людям, пытаясь в нескольких секундах обнаружить их индивидуальность и найти свою собственную, чтобы наконец заняться тем, чем хочу, а не тем чем надо. И тут возникает еще одна проблема! Я не знаю. Не знаю, чего хочу. И чем хочу заниматься. Всю предыдущую жизнь я следовал течению одинаковости, в котором плыл, пока не был выбит отчислением с магистратуры военного института за самоволку. У меня нет каких-либо профессиональных навыков, и меня ничто не отличает от общей массы, кроме внешности и потребительского пристрастия к литературе (хотя это все же роднит).

Единственная вещь, которая доставляет мне удовольствие — это письменность во всех её современных проявлениях с сохранением чистоты и красоты русского языка. Но тут же возникает вопрос присутствия значительного опыта при поиске работы в данном сегменте. И пока его нет, я буду продолжать приносить доход fashion-индустрии, писать дилетантские очерки, медленно развиваться и всё также гулять центральными улочками, набираясь различных мыслей. Навстречу мне будут вновь и вновь идти одинаковые люди, увлечённые собственными делами.

Уверен, для своего читателя я буду именно таким «одинаковым» встречным, как и я для него, и наш цикл будет закольцован в перманентном течении времени. Благо, я всё чаще стал смотреть в глаза и улыбаться своим прохожим, воплощая стремление сделать мир прекраснее.

Так что, следуйте за своим желаниями и улыбайтесь прохожим, друзья мои!

О.Дефур

загрузка...