Тэги

Сейчас читают:









Игорь Григорьев

В Киеве на концерт Игоря Григорьева я попал случайно, благодаря моей подруге Светлане Вольновой, которая поддерживает все песенные начинания этой культовой личности.

Скажу сразу: секретный тур Игоря Григорьева «Сны моей весны» − шикарное шоу с выворачивающими нутро на изнанку песнями и превосходным театральным драматизмом.

Грамотно собранный, очень эклектичный концерт вгонял в раж всю присутствующую публику.

Я понял, что на этого артиста обязательно нужно смотреть «живьем», чтобы насладиться проникновенностью голоса, его гомерическими перепадами настроения, пластикой рук и тела.

Прошло три дня, а это полуторачасовое шоу стоит перед моими глазами до сих пор.

Мне удалось взять небольшое интервью у Игоря Григорьева …. Делюсь им с Вами.

RollingVogue: Как Вы стали артистом-музыкантом? Почему?

Игорь Григорьев: Артистом я был всегда, чем бы ни занимался, а вот петь начал недавно, два года назад, когда на меня снизошло откровение, и я понял, что уже хватит петь в караоке-клубах, отдавая деньги заведению, пора зарабатывать на своем пении.

Кстати, артист, если споет одну правильную песню, может зарабатывать на ней всю жизнь.

Но пока я пишу песни, которые нравятся мне, а не заведомо те, которые должны понравиться людям: об убитой любви, об одиночестве, о человеке, который не хочет просыпаться и иметь дело с реальностью. «Сны моей весны» −это же очень грустная песня, просто клип буффонадный запутал аудиторию. Так как мне нравится делать то, что я делаю, то я получаю от этого несказанное удовольствие.

RollingVogue: Тяжело каждый раз начинать новый вид деятельности?

Игорь Григорьев: Конечно. Во-первых, у меня возраст уже предпенсионный, я, конечно, перец еще тот, но факт остается фактом, мне в этом году стукнет 46! И все же, петь – это не вагоны разгружать, так что я не буду жаловаться.

К тому же с нуля ведь ничего никогда не бывает, так как никуда не девается тот багаж знаний и связей, накопленный ранее.

А вот боязнь сцены есть: каждый раз мандраж. Надо сказать, я общался с разными звездами, и все говорят одно и то же, что у хорошего артиста никогда не пройдет волнение и всегда будет хотя бы небольшая доля боязни перед выходом на сцену.

Ведь на сцене я совершенно голый, я обнажаю себя через тексты, через музыку, я же делюсь там очень сокровенным!

RollingVogue: Откуда эта энергия, артистизм, тонкое чутье музыки и ситуации … атмосферы, которую она, музыка, создаст в зале?

Игорь Григорьев: Откуда артистизм? Не знаю. А все остальное, это, на самом деле, не экспромт, как может показаться со стороны, а пошаговая выверенность и отрепетированность каждого фрагмента.

Вот как в театре, Вам может казаться, что актер страдает только для Вас, а на самом деле все это уже было с ним раз двести и на репетициях этой пьесы, и на прогонах, и на самих спектаклях.

RollingVogue: Откуда умение нести музыку, сродни Пугачевой, Шульженко, Синатры, Эллы Фитцджеральд, Нины Саймон, Земфиры?

Игорь Григорьев:Я вот на счет Земфиры не согласен, а остальные, это Вы да, правильно заметили. Все эти люди — великие артисты! Рассказчики! В музыке это называется «повествование от первого лица». Таких во всем мире единицы. Мне приятно, что Вы меня зачислили в этот список.

Откуда у меня это – не знаю.

Кстати, все великие артисты, такие как Синатра и Пугачева – неискренны на сцене, хотя зрителю так не кажется.

RollingVogue: А Вы?

Игорь Григорьев:Я искренен изредка, в моментах, которые я потом не помню, мне их пересказывают, очевидно, тогда я подключался к каким-то токам, исходящим из космоса.

RollingVogue: Кто пример для подражания?

Игорь Григорьев: В музыке мне нравится дорога, которую проходит Дэвид Боуи. В кино абсолютным кумиром считаю Стенли Кубрика. В литературе обожаю ныне живого классика Эдуарда Лимонова, особенно за его раннюю прозу и поэзию.

А еще я все время завидовал людям, которые делают то, что мне не подвластно: хирургические операции, научные открытия …. Потому как, что касается творчества, я могу там понять, что и к чему, а вот в науке — нет.

RollingVogue: Артист – это современный человек, взращенный по принципам эпохи древней Греции и Рима, он должен уметь делать все: петь, играть, танцевать, сводить свой голос. Согласны?

Игорь Григорьев: Нет. Все зависит от жанра. Кому-то ничего не надо делать на сцене, только петь. Вот как Нине Матвиенко с ее шикарным голосом, ей даже не нужен оркестр и бенд. А мне удобно извиваться на сцене, микшировать свой голос, аккомпанировать себе на различных инструментах, театральничать.

Спасибо, Игорь, за прекрасный концерт, за шоу, достойное того, чтобы его увидеть хотя бы раз!

Паша Кочерженко.

загрузка...