Тэги

Сейчас читают:









ТАМ, ГДЕ УМИРАЕТ РОК-Н-РОЛЛ. ЧАСТЬ 1.

200 гривен. Вот и все командировочные. Мой оператор, когда узнал об этой сумме, долго смеялся таким злым и нервным смехом. Ублюдки из редакционной бухгалтерии не могли понять, что этой суммы не хватит для освещения музыкального фестиваля на берегу Черного моря. Что они знают о профессиональной журналистике? В их нормальной жизни все развлечения укладываются в рамки месячного бюджета. Мы же жили на широкую ногу. Черт! Я не мог гарантировать, что мы привезем качественный материал. Редакционная политика требовала от меня профессионального и объективного подхода, но реальность надиктовала свои условия. Транспортные расходы взяли на себя организаторы. Я пустил пыль в глаза и мы получили все, что от них требовалось, кроме комфортабельного номера для проживания двух ответственных журналистов.

Черт! Если я сделаю этот репортаж, то мои внуки будут обязаны зафигачить мне памятник рядом со входом на кафедру журналистики. Мой оператор — талантливый рок-музыкант со всеми вытекающими. Бороться со своим безумием еще хоть как-то можно, но его безумная душонка не давала мне покоя. От нас ждали полного освещения события, но мы, еще находясь в душном высокомфортабельном автобусе класса «люкс» понимали, что нас ждет впереди. Закулисный звездопад с блядскими группами сопровождения, наркотики и море алкоголя, разлитого на столах в гриммерках. В этих условиях профессионализм уходил на второй план, а на первый выходили животные морально-волевые качества. Не скатиться! Не сорваться! Я все время напоминал себе, что у меня дома в верхнем ящике стол диплом о высшем журналистском образовании.

Утро мы встретили в автобусе. Кто мои соседи? Кто эти девочки впереди и что за странная семейная парочка сзади? Ответов на эти вопросы не было и не предвиделось в обозримом будущем. Справа от нас сидела пара чуваков, по виду спутавших фестивальный автобус с маршруткой на Троещину. Что они тут забыли? Может, их высадят? Хотя нет, такие остаются до конца, а потом приходят к власти и да здравствует Четвертый рейх. Мой оператор? Где он? Его кучерявая голова виднелась где-то в первых рядах. Его надо отрывать от женщин и ввести в рабочий ритм, но сначала надо привести в профессиональные кондиции себя. Когда окажемся в Керчи, времени на подготовку уже не будет.

А время уже поджимало на пару с мочевым пузырем. Выпитое ночью кричало водителю автобуса о немедленной остановке, но надо было ждать, пока до кондиции дойдут все остальные. Благо, гопники справа не останавливались в употреблении алкоголя ни на минуту. Перерыв на короткий сон при таких раскладах не в счет. Но что с моим оператором? Он был давно готов. В такие моменты он любил камеру и свою работу гораздо больше своих женщин. Этим он мне и нравится.

Мы прибыли на место в полдень. Жаркое крымское солнце покрывало загаром вновь прибывших растаманов и фестивальных повес, которых тут хватало. Уже ночью они будут толпиться под сценой и до исступления горланить знакомые только им и артистам на сцене песни. Страх не попасть на фест на секунду заполонил душу. Надо было аккредитоваться. Профессиональный термин. В переводе это значит бесплатный вход и доступ за сцену. Мы были единственным телевидением, которое снимало на бекстейдже. Бремя ответственности давило на нас. Нам предстояло работать в этом наркотическо-алкогольном хаосе среди безумных гениев. Эта атмосфера привлекала и пугала своей неопределенностью и неоднородностью. Но сначала надо было попасть за забор. Тут все просто.

«Моя фамилия Глебов. Нас двое. Со мной мой оператор. Он тоже в списке. Мы из Харькова» — я назвал этой железной леди с плоской грудью в купальнике все необходимое для получение заветных бумажек. Все? Точно все? Почему она так долго ищет? Неужели нас нет в списке? Эти пидоры за это ответят. Я проехал через всю страну ради этого репортажа, а они не занесли меня в этот чертов список! Нет, все в порядке! Я зря кипишую — мы оказались в самом конце. Всему виной кудрявая голова моего оператора. Надо было кого-то обвинить. Больше было некого. Нам вручили аккредитации и потребовали в обязательном порядке явиться на пресс-конференцию. Это скучное мероприятие не входило в мои планы, так что мысленно я послал пресс-секретаря на букву хуй. Были вопросы и поважнее. Надо было что-то придумать с интернетом и алкоголем. Первый найти, а со вторым выстроить правильные отношения. Вариант отказаться — изначально был провальным. Значит, будем договариваться.

(продолжение текста об фестивале на берегу Черного моря тут)

Дмитрий Глебов.

загрузка...